Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

0
10

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

В горной колыбе наш журналист ожидал встречи с уклонистами, но ему встретились пограничники — коллаж: Информатор-Украина

Корреспондент Информатора Игорь Рец на личном опыте убедился, чем рискуют уклонисты, пытаясь пересечь границу в Карпатах, где он встретил дружелюбных пограничников

Корреспондент Информатора Игорь Рец в середине мая прошел по тропинке уклонистов, ведущей через Карпаты в сторону границы с Румынией. Он двигался по рискованному горному маршруту и ​​остановился в горном домике для туристов или просто в хижине. Там он собирался пообщаться с уклоняющимися, чьих следов в хижине было полно. Они даже частично разобрали домик на дрова, чтобы согреться. Однако вместо уклонистов журналисту встретились пограничники.

Адвокаты убеждены, что все действия Игоря были вполне законными – и тому есть доказательства. Мы продолжаем публиковать отчет нашего журналиста о его рискованном путешествии.

  • Читайте первую часть его истории: как контрабанда душ победила контрабанду сигарет в Закарпатье.
  • Также Игорь подробно описал свое снаряжение и экипировку. В конце концов, в горах это спасло ему жизнь.
  • В Карпатах наш корреспондент встретил сборщиков исландского мха: мы узнали, почему это растение так ценно.

Непрерывно двигайся, ад пожирает праздных

Подъем по сплошному снежному склону оказывается непростым испытанием из-за особенно-остро ощущаемой здесь потребности все время пребывать в движении, чтобы не замерзнуть. В целом, в горах наиболее полезным ощущается совет из игры Doom: “Непрерывно двигайся, ад пожирает праздных”. Я этому совету безукоснительно следовал.

Среди откровений уклонистов одно из самых интересных — подготовка. Обычно люди, с горами не знакомые, делятся своими лайфхаками: “начал подниматься пешком на 9 этаж”, “начал ходить по парку с рюкзаком”. Не имея больших спортивных достижений за плечами, скажу, что мне борьба с ледяной шапкой более всего напоминала борцовские спарринги из далекой юности.

Ты можешь экономить ресурсы, у тебя может быть стратегия, но ты никогда не угадаешь, когда, почему и как туловище потеряет опору. Когда это происходит (а это происходит часто), то лишь импровизация, запас выносливости и находчивость оказываются полезны.

Как и в борьбе, в момент потери равновесия важно не паниковать, а группироваться. Как и в борьбе, во время подъема на гору ошибки и страх могут обернуться травмами.

Проблема тех, кто идет в горы впервые, непонимание особенности горных троп. Ступеньки на 9 этаж имеют равную высоту, наш мозг адаптируется к их размеру — и мы преодолеваем пролеты, не думая над тем, как высоко мы должны поднять голову.

Тропинки в парке возле дома — плоские, и не дают должных ощущений. Поэтому если вы однажды заметите как взрослый мужчина, завернувшись в плед, пытается вскарабкаться на детскую горку, то и дело скатываясь вниз, не имея опор, будьте уверены, наверняка это уклонист готовит себя к настоящим горным испытаниям.

Идти по горным тропам ночью – почти самоубийство

Подъем по снежному склону с высоты 1700 на 1950 обеспечил меня удивительным обзором на уходящие за горизонт горы. Я оказался на середине хребта, по одну сторону которого лежала гора Торкул, а если идти в противоположном направлении – Гутин Томнатик и Бребенескул.

Тропа на вершине хребта узкая, около двух метров, с резкими обрывами вниз. Ощущение, будто идешь по какой-то древней стене, отделяющей фантастические государства. Пройдясь до Торкула, я развернулся в обратном направлении и пошел укрытой тысячами крокусов лысой вершиной на Бребенескул.

Чтобы проходить такие тропы незамеченными, уклонисты выбирают ночное время. Ночью здесь ветер еще сильнее, чем днем, а каменистую тропу, уходящую под снег, сложно разглядеть. Такие эксперименты граничат с самоубийством.

Читайте также о снаряжении и экипировке Игоря Реця, авторский рецепт пеммикана по-украински и какие два типа уклонистов штурмуют горы в Закарпатье.

Пройдя примерно 2 километра по горным вершинам, я оказался у озера, закрытого горами, будто жемчужина раковиной. Наполовину скованное льдами и снежной шапкой, наполовину кристально-прозрачное и полное проснувшихся жаб, озеро питается в том числе и горными ключами, из которых можно набрать чистой воды.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

Бребенескул – самое высокогорное озеро Украины, 1801 м над уровнем моря.

Пополнив запасы и отдохнув как следует, я отправился на финальную точку маршрута — заливными лугами вдоль бурного ручья мне следовало дойти до колыбы. Так называют в здешних местах домик в лесу.

Я знал, что следуя по этому маршруту, я обязательно там кого-нибудь встречу. Пройти такое расстояние, не воспользовавшись роскошью выспаться на сухой постели, мне казалось невероятным.

Уклонистская колыба и ее обитатели

Путь в два с половиной километра к лесной хате занял больше двух часов. Проваливаясь сквозь снег в бурные горные ручьи, перелезая через стелящуюся непроходимым слоем хвою, я в конце концов добрался до голого невысокого холмика, на вершине которого стоял сделанный из досок домик, а у подножья — шумел водопадами бурный ручей Бребенескул.

Там, где на карте был обозначен мостик, его не оказалось, и мне ничего не осталось как с большим трудом, превозмогая течение, перейти ледяной ручей вброд.

Чтобы было понятно, что я ожидал встретить на пути, вот фото колыбы, сделанные в 2022 году и опубликованные в качестве отчета к одному из маршрутов для туристов.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

Вот так выглядела хижина на тропе уклоняющихся в 2022 году. Фото из открытых источников

Однако передо мной предстало удручающее зрелище. Колыба была полуразрушена. Предбанник практически разобран. Столик, стоявший еще два года назад рядом с колыбой, исчез. Доски, которыми обшито строение, подсохли — и через сантиметровые щели свободно гулял ледяной воздух. Всюду можна было заметить следы человеческих страданий.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

Пакетики от лекарств, самодельные средства защиты от воды и грелки указывали, что уклоняющимся, посетившим колыбу к нашему журналисту, пришлось настрадаться.  

Поскольку было холодно, я сразу принялся обустраивать очаг. Видно, что за ним давно никто не ухаживал. Камни были закопаны в наслоениях золы. Расчищая кострище, я первым делом выкопал из него зачем-то брошенные прямо в очаг пустые баллоны от газа для горелок.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

 Очаг в хижине пришлось пересобрать.

Когда очаг был пересобран, у меня получилась отлична печь турбинного типа с вертикальной закладкой дров. Не без труда удалось затянуть внутрь обнаруженный неподалеку от колыбы жестяной щит. Так печь в помещении получила защиту от дождя. Дымохода в колыбе не было, его роль выполняет дыра в потолке.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

Роль дымохода в хижине выполняла дыра в крыше.

Разгребая золу, я обнаружил недогоревший дождевик. Вероятно кто-то, не найдя сил обустроить защиту очага от дождя, натянул этот дождевик прямо над костром. Пластиковое укрытие быстро расплавилось, так что остался лишь рукав. Дошел ли живым этот человек до своей цели без дождевика?

Приводя в порядок помещение, я разобрал мусор, присутствие которого указывало на скудный быт ночевавших здесь квартирантов. Всюду были пакетики от “Нимесила” – лекарство, которое принимают, чтобы сбить температуру.

Были мусорные пакеты со следами скотча. Такие используют, чтобы сохранить обувь сухой, переходя ручей вброд. Имелись пакеты из-под сублиматов и лапши быстрого приготовления.

Кто-то пришел сюда уже простуженным и с температурой. А значит, разбросанные по полу мусорные пакеты не спасли обувь от промокания. На это также указывали разбросанные носки, которые по всей видимости не сумели высушить, ведь запаса газа в горелке на это не хватило.

Одной из самых странных находок стали гавайская рубашка и такие же гавайские шорты. Вряд ли кто-то шел в такой одежде зимой, скорее всего они лежали здесь с осени. Почему человек решил бросить их в колыбе? Вероятно эти вещи были также насквозь мокрыми.

Судя по разбросанным всюду химическим грелкам, отдых у живущих в избе людей был недостаточно комфортным. Я сжег в печи целый ассортимент таких аксессуаров. Здесь были широкие грелки для тела, грелки-устилки для обуви, совсем маленькие грелки для обогрева зоны почек. Удивляло, что грелки были буквально повсюду, как будто кто-то швырял их не глядя в большой спешке.

Колыба к моему приходу была частично разобрана. То есть путники использовали части дома для костра. Это особенно удивительно, ведь мне удавалось буквально в ста метрах от помещения собирать как разбросанные доски с остатков кемпинга для растопки очага, так и сухие, пригодные к длительному горению, ветки поваленных у ручья сосен.

У меня нашлось два объяснения, зачем человек разрушает жилище, которое служит ему ночлегом. Или обитатели колыбы были истощены настолько, что у них не было сил на поиск подходящих дров. Или они приходят на место ночлега глубокой ночью на несколько часов, чтобы попытаться согреться и отдохнуть перед следующим броском, и не могли в темноте искать дрова.

В ходе приключений, которые произошли со мной дальше, я пообщался с множеством интересных людей. Один из них — штурмовик известной бригады, освобождавший Херсон и Харьковскую область, а затем воевавший на Донецком направлении.

Он был задержан полицией прямо на вокзале закарпатского города Рахов. Правоохранители прямо там, на вокзале убедили его добровольно признаться в намерении пересечь границу. Он в итоге провел три дня в бордере — так называется пограничная тюрьма.

Там штурмовик общался с мужчиной, который прошел 70-километровый путь за двое суток, сделав привал лишь на сон с 2 часов ночи до 5 утра. Путешествие этого мужчины тоже закончилось неудачно. Уже на границе он был замечен пограничником.

Молодой сотрудник ГПСУ бросил автомат и без груза стал догонять беглеца. Пробежав на полтора километра вглубь Румынии, мужчина подвернул ногу, и в драке с пограничником потерпел поражение. Таким образом к протоколу об админправонарушении (204-1 КоАП) добавился еще один — сопротивление правоохранителю.

Вероятно учитывая интенсивность маршрута, человек, про которого эта история, совершал свой единственный трехчасовой привал даже не в колыбе, а где придется. Но, судя по обстановке, те, кто находился здесь, также надолго не задерживались.

Почему так легко отравиться кристальной горной водой

Отправившись на инспекцию родников поблизости я понял, что ими давно не пользовались. Источники забросаны упавшими ветками, и чтобы расчистить их, потребовалось потрудиться.

Скорее всего к ручьям давно не ходят, ведь это требует выхода на открытое пространство. А для многих “туристов в Румынию” подобное — непозволительная роскошь.

В откровениях ухилянтов можно узнать о том, что они пьют воду прямо из русел горных рек и ручьев. Я задумался о том, что в сложившихся условиях многие из них вероятно пьют воду прямо из протекающего у колыбы ручья Бребенескул.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

Пить воду в горах не всегда безопасно.

Вода там бурная, кристально чистая и холодная. Но вытекает она из полного лягушек озера, а наполняют ее осадочные воды из заливных лугов и из снежных шапок. Умереть от кишечной инфекции в горах – та еще экзотика и дополнительная опция для тех, кто оказывается на природе впервые.

Встреча с пограничниками

Утром 18 мая я проснулся в колыбе с сильным ознобом. Самая мелочь — забытые дома шлепанцы привели к тому, что я в итоге частенько ходил по дощатому полу босиком. Так что первым делом с утра меня поприветствовали подуставшие в пути почки. Я буквально услышал, как они запросились домой к антибиотикам.

План маршрута — важная составляющая похода. На случай отсутствия интересных встреч с уклонистами планировалось банально вернуться тем же путем обратно, сделать красивые фото озер, цветущих крокусов, просыпающейся природы и описать возможности внутреннего туризма на примере похода выходного дня. На случай подвернутой в пути ноги или температуры была точка ближе — населенный пункт Луги, к которому серпантином ведет туристическая тропа.

Хотя я находился в 12 километрах от 5-километровой пограничной зоны, то есть в 17 километрах от границы, я понимал, что по моему пути идут уклонисты. А значит я не застрахован от гуляющих в сети историй про людей, которых якобы задерживали в лесу и везли фотографироваться под самую границу.

Читайте также: На Закарпатье сотрудники ТЦК привезли человека на границу, чтобы его мобилизовать.

На этот счет я также подготовился. У меня было редакционное задание, договор с адвокатом на представление моих интересов и сразу два независимых от телефона трекинговых устройства, которые я планировал предоставить суду, если вдруг окажется, что я “телепортировался” под границу.

Ухилянтская колыба и ее обитатели: как наш журналист выживал в горах на границе с Румынией

Наш журналист зафиксировал свой маршрут в горах с помощью GPS-трекера, чтобы доказать: он даже не приближался к границе. 

Поэтому когда выйдя из хижины, я увидел двух пограничников, то помахал им. Они помахали мне в ответ. Мы шли навстречу друг другу как старые друзья и улыбались. Этому была причина – они давно знали, что я живу здесь.

Читайте уже в четверг. Игорь Рец расскажет, как закон джунглей повлиял на доказанный факт: пограничники на Закарпатье удивительно дружелюбны. Также мы выяснили, почему из-за уклонистов медведи, встреча с которыми обещает путешественнику почти верную смерть, начали заходить на туристические тропы. Почему стереотип об бегущем через границу айтишнике ради заработков в Европе – неправда, и кто на самом деле сейчас пытается пробораться через горы в Румынию.

Также мы расскажем, как на нашего корреспондента и его новых знакомых составили протокол за попытку незаконного пересечения границы – и почему этот протокол не примет к рассмотрению ни один суд в Закарпатье.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ